Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

gerb1

Жизнь других


Потрясающая и прекрасная история про офицера тайной полиции (Штази) Восточного Берлина, как бы парадоксально это ни звучало.

1984 год. Капитан госбезопасности Герд Вислер (Ульрих Мюэ) - не знающий жалости и сострадания палач Германской Демократической Республики. Он собственноручно подвергает пыткам инакомыслящих, а студентов учит, как эффективно добывать информацию из заключённых, не забывая поставить галочку напротив фамилии того, кто сомневается в гуманности подобных методов.


Однажды Вислеру дают задание – установить слежку и найти компромат на знаменитого во всём мире, хотя и лояльного к власти, драматурга, живущего с известной театральной актрисой. Драматург (Себастьян Кох) – самодовольный тип, как раз из тех, кого Вислер особенно недолюбливает. Но тут с ним происходит удивительная метаморфоза – из гонителя капитан штази превращается в ангела-хранителя любовной парочки, всячески оберегая её от своих сослуживцев, игнорируя даже откровенные издёвки драматурга над госбезопасностью.


Некоторые попрекают сценариста в том, что за кадром остался источник этой трансформации. Почему офицер вдруг взял и изменился? Услышал в наушниках вместо антиправительственных разговоров красивую музыку и проникся? Нет, не может искусство из палача сделать человека. Одного искусства, наверное, недостаточно.


Но, мне кажется, в фильме показано гораздо больше причин, повлиявших на эволюцию Вислера. И прежде всего это то, что он человек идейный, верящий в правильность своего дела. Но он и умный, и тонкий человек, способный замечать и анализировать самые мелкие детали. Когда он получает задание следить за драматургом и его пассией, то понимает, что как бы ни был ему лично драматург неприятен, дело вовсе не в политической деятельности писателя – тот в этом смысле совершенно аморфен, он способен покорять сердца пьесами об общечеловеческих ценностях, но его идеи ни коим образом не пересекаются с интересами государства. Дело в безобразной похоти жирного министра, положившего глаз на актрису, драматург – просто удачливый любовный соперник этого монстра. Реальность и убеждения Вислера вступают в когнитивный диссонанс, и именно этот момент является отправной точкой его трансформации. А затем уже на него накладывается и всё остальное: влияние красоты и искусства, одиночество, кризис среднего возраста, проснувшаяся совесть, дар эмпатии, обращённый прежде во зло, а теперь поменявший полярность, даже, возможно, любовь. В фильме есть и это всё, и многое другое, недоговорённое, едва заметное, ускользающее, но реально существующее.


Есть те, кто утверждает, что это в принципе невозможно – столь глубокое и полное изменение палача. Почти всегда, наверное, так и есть. Но история знала немало и подобных случаев. Были палачи в историю гонения христианства, которые под влиянием подвига погибающих христиан, сами принимали веру и погибали вслед за теми, кого казнили (или кого отказывались казнить). Был гонитель христиан Савл, которого теперь мир знает как апостола Павла. Человеку, которые придерживается какой-либо крайности, больше шансов впасть в крайность противоположную, чем тому, кто всегда посерёдке.


В юности в моих кругах ходили слухи о подобном человеке – «хорошем» гэбисте, довольно высокопоставленном, который тайно покровительствовал писательской богеме. Наверное, это был просто миф. Но он меня вдохновил на написание повести об этом человеке. Потом мне было неловко её самой перечитывать, ибо всё-таки, если такой офицер и был, то он не был типичным. Однако, сценарист и режиссёр «Жизни других» доказал, что и нетипичный представитель тоталитарной власти имеет право на существование в искусстве – его судьба не искажает историю, а показывает её под непривычным углом.


Картина меня тронула. Умные и глубокие актёры, владеющие полутонами, умеющие без слов выразить целую гамму чувств и мыслей. Замечательный оператор, работающий в приглушённых серо-зелёных тонах. Тонкая красивая негромкая музыка (хотя главная по сюжету мелодия – Соната о хорошем человеке - меня не особо зацепила). Финал потрясающий - тихий, интеллигентный, изящный и прекрасный, пересматривала несколько раз.

10 из 11



ДРАМА-ТРИЛЛЕР
Жизнь других (Das Leben der Anderen). Германия, 2006. Сценарист и режиссёр - Флориан Хенкель фон Доннерсмарк. В главных ролях: Ульрих Мюэ и Себастьян Кох.


Мои последние кинорецензии и отзывы на фильмы:
МЕХ: ВООБРАЖАЕМЫЙ ПОРТРЕТ ДИАНЫ АРБУС, ДЖОКЕР, МОЯ ЛЕВАЯ НОГА, ДЖОННИ ВЗЯЛ РУЖЬЁ.


Вступайте в сообщество КИНОГАЛАКТИКА

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

gerb1

О чувствовании Бога, мальчике Чике и театре Абуки

В последнее время я сделала для себя парочку немаловажных открытий. Например, всем известно, что пропасть времени (когда готовишь еду, к примеру, или моешь посуду) уходит совершенно впустую. И этого времени потом дюже жалко. А оказывается, есть такой Театр Абуки - театр одного актёра, Игоря Князева. И когда слушаешь постановки этого театра (а это полноценное и удивительно талантливое чтение довольно большого числа хороших книг), то мыть посуду или подметать пол становится намного веселее. С ним даже болеть не так тошно, потому что просто лежать и читать книгу намного сложнее, чем её слушать - нужно то и дело переворачивать страницы, а когда шевелиться больно - это, кто в курсе, сильно влом. Лежать и слушать - гораздо проще. И время болезни, которого ещё больше жалко, чем то, что уходит на хозяйственную фигню, уходит не зря. Это первое открытие.

Второе открытие я сделала благодаря первому, так как, хотя имя Фазиля Искандера было у меня на слуху, но я его никогда прежде не читала, и вряд ли бы когда дошла обычным путём. А тут прочитала. Робяты, "Детство Чика" - это чудесная книжка! Вы даже не представляете, какой сноб литературный привиреда - мой сынуля. Половина классиков для него - графоманы. А тут он вламывается ко мне после окончания очередного прозвучавшего отрывка в комнату, хихикает глупенько (потому что не любит признаваться, когда ему что-то нравится) и говорит: "Мам, а что там дальше про Чика, поставь ещё немножко, а?" (А ещё говорят, на Петроградке стены в домах толстые и ничего сквозь них не слышно, ха-ха-ха.)

Народ пишет, что Чик - это нашенский советский Том Сойер. Не знаю-не знаю, некое сходство, конечно, есть - приличный начитанный мальчик, который любит приключения, и воспитывает его тётка, и некое подобие Гека Финна - дворового мальчика Бочо - тоже имеется. Но тут сходство заканчивается. Так ведь можно сказать, что и Гарри Поттер похож на Волдеморта, потому что оба были сиротами, талантливыми волшебниками и воспитывались в Хогвартсе у Дамблдора. Однако, люди-то совсем разные. А Искандер - мастер описывать не только поступки, но и состояние души ребёнка. У него феноменальная память на чувствование и мировосприятие детства. Вдруг заново открываются давно позабытые страницы жизни, и окунаешься в такую свежесть и чистоту... В общем, робяты, я вам весьма и весьма рекомендую "Детство Чика" Искандера, и именно в исполнении театра Абуки, потому как здоровско.

Помимо этих двух открытий, меня поразила в книге одна вещь. Это то, как Искандер описывает восприятие Чиком вечности вообще и Бога в частности. Я одно время думала, что немногие люди переживали подобное. В литературе похожее встретила лишь у Павла Флоренского. И помню, ходила и теребила всех, дознаваясь - было у них такое в жизни или нет. Никто не раскололся, все отнекивались. А тут, оказывается, абхазский мальчуган из мусульманско-атеистической семьи 30-х годов прошлого века чувствует Бога совершенно так же, как и я, старая питерская православная перечница. В общем-то, это меня удивило, и даже поразило. И захотелось с кем-нибудь обсудить. Да только с кем?

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

gerb1

Володин

Памятная доска драматургу Александру Володину

Мемориальная доска на Большой Пушкарской, 44, установлена по инициативе театра "Остров" в память об одном из самых известных драматургов-шестидесятников - Александре Володине. Зрителям старшего поколения он известен прежде всего как сценарист фильмов "Осенний марафон" и "Пять вечеров".

А театральный зритель наверняка помнит его пьесу "Две стрелы" - это был такой детектив каменного века, где поднимались под видом поросшей мхом древней истории острые злободневные проблемы. Некоторые театры так и играли её - первое отделение в звериных шкурах, а второе - в современных костюмах.

Если до шестидесятников главный положительный герой обычно двигался в ногу с коллективом, то теперь он зачастую противостоял общему мнению, действовал вопреки ему. Возможно, определённые поступки некоторых общественных деятелей объясняются влиянием на их сознание культуры шестидесятников - когда любой протест воспринимался как проявление свободы духа и независимости.

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

белый единорог

Сценический флигель Михайловского театра

Сценический флигель Михайловского театра(Театра оперы и балета им. М. П. Мусоргского)


Сценический флигель Михайловского театра (Театра оперы и балета имени М.П.Мусоргского)
Грибоедова наб.к., 4 / Инженерная ул., 1х
Архитектор: Александр Брюллов.
Год постройки: 1830
Стиль: Классицизм
gerb1

Театр Неметти



Прогулки      по      Санкт-Петербургу (31)




Театр Неметти (не сохр.), Доходный дом В.О.Колышко (Чкаловский пр., дом 16

Архитекторы: Монтаг А. К. (театр) 1902-04, Мульханов П. М. (перестройка, дох.дом) - 1908. Стиль: модерн


Чкаловский проспект, дом 16


На месте дома 16 до перестройки в 1903 г. находился деревянный театр В. Неметти (Вера Александровна Линская-Неметти -актриса и антрепренер), где играли актеры П. Н. Орленев и М. В. Дальский. В. О. Колышко, отставной капитан 2 ранга - муж В. Неметти.

Еврейский театр после 1882 года в Петербурге был запрещён цензурой. Актёр Яков Спиваковский несколько раз пытался прорваться на столичную сцену, но безуспешно. Но вот наконец, лазейка была найдена: "труппа получила разрешение играть только потому, что спектакли давались под флагом благотворительного общества, - сообщала "Театральная Россия". Сцены еврейской жизни игрались на немецком языке. только так их допускало цензурное ведомство. Пьеса "Суламифь" - мелодрама с пением - пользовалась большим успехом.

Но это гастролёры. А вообще в театре давали опереточные спектакли и представления мюзик-холла. Театр влачил жалкое существование, пока не напал на пьесу "Черные вороны", которая рисовала закулисные стороны монастырского быта. Пьесу несколько раз запрещали, но театр каким-то образом вновь добивался ее разрешения. Впоследствии театр был уничтожен пожаром. И поделом - ибо нефик гадости про монастыри показывать...

Чкаловский проспект, дом 16Чкаловский проспект, дом 16Чкаловский проспект, дом 16Чкаловский проспект, дом 16


Чкаловский проспект, дом 16Чкаловский проспект, дом 16Чкаловский проспект, дом 16


Использованные материалы:
Здание театра В. А. Неметти - Доходный дом В. О. Колышко
Михаил Григорьев. Петербургская сторона. Острова
Евгений Биневич. Гастролёры в Петербурге