Tags: дневник писателя

Гламурный единорог

Мемуар про "Подмастерье" (6)

Возвращаясь к "Подмастерью". Кто подзабыл - ссылки на начало мемуара: 1 часть, 2 часть, 3 часть, 4 часть и 5 часть

Первые персонажи.

Начала я наугад, не зная, куда поведет меня творческий процесс. Прежде всего Ерёмин у меня проснулся, не подозревая, как наступивший день изменит всю его жизнь. А мне это было известно - он выиграет миллион в лотерею в современной валюте, и это будут для него огромные деньги. Так что у меня перед Ерёминым было некоторое преимущество. С другой стороны, я понятия не имела, в какой мир меня угораздило запихнуть героя, каков он сам и каково его окружение. По мере написания первых строк оно постепенно проявлялось, словно переводная картинка.

Ерёмин отправился на работу. Причаливший к окну аэромобиль показался мне удачной придумкой. Но что Сергей увидел за окном? В первом варианте это был мрачный кислотный дождь, от которого прятались на остановке люди - меньшие счастливчики, чем Еремин, восьмое звено и ниже. Кстати, сколько будет всего звеньев тоже пришло не сразу, и в какое место иерархии поместить героя, тоже. Жителей под куполами было много в тот период. Ерёмин относился к так называемому "срединному миллиарду". Много позже, когда мы с Бромом решили, что человечество под куполами вымирает, срединный миллиард исчез, вряд ли теперь городских жителей по всей земле набралось бы столь много.

Попов, Коновалов - два сотрудника, мне не хотелось вводить новых персонажей, ведь я-то была в курсе, что Ерёмин на работе не задержится - путь его лежал на ферму. Поэтому эти сотрудники были лишь слегка обозначены. Коновалов даже ни разу не появился на сцене. Но неожиданно стал значимым образ подруги героя.

Женька Синицына - ее прототипом стала одна моя знакомая девушка, с которой мы были знакомы лет эдак 30 назад - Света Осетрова, с ней вместе мы были в "Дерзании", только я в прозаиках, а она в поэтах. Образ частенько возникает с одного характерного штриха, за который цепляешься и дальше раскручиваешь. Для Женьки это стало наблюдение за тем, как испаряется обронённая из стакана капля - так в свое время поступала Света Осетрова. А еще зеленые ведьминские глаза. В отличие от прототипа, Женька не писала стихи - ясно было, что в описываемые времена поэзии не место. А вот компьютерные технологии, которых в реале тогда не существовала, она перерабатывала в своей голове творчески. Это уже не списанная, а наработанная деталь. Откуда появилось имя Женька Синицына? Понятия не имею. Возникло и всё. Звонкое и броское. Спустя некоторое время у меня появилось опасение, что Single может посчитать прототипом себя - уж больно дизайнерский, необычный и созвучный (Синицына-Сингл) образ получился. А мне этого не хотелось. В тот момент я предполагала, что только один Ерёмин из блогчан будет фигурировать в "Подмастерье" и не хотелось вызывать никакие ассоциации. А они постоянно невольно возникают у читателей, например, в "Простите, что не по теме" самый отрицательный персонаж Оракул Леонардо, и пришлось немало поломать голову над тем, чтобы он ни на кого из местных не кидал подозрения, однако, кое-у-кого попытки связать героя с реальными блоггерами, возникли. Короче, я даже подумала, что надо бы поменять Женькину фамилию, например, на Воробьеву или Воронову (пристрастие какое-то к птичьим фамилиям, помните "Рабеншлюхт", где Гусева и Индюков? а еще ведь у Ягуара в Хокку фамилия Гамаюнов!), но они были не такие звонкие, а очень хотелось... В общем, я решила рискнуть и оставить Синицыну Синицыной, но как минимум один человек - Очиро всё-таки поинтересовался, не является ли образ Женьки списанным с Сингл. Пришлось отрицать.

Про Мастера я ещё ничего не знала, но назвать хотелось Джоном, по имени одного моего умершего несколько лет назад хорошего знакомого - Джона Михайловича Дрозда. Фамилию Мастеру я прописывать не стала, а отчество изменила для контраста.

Как появилась Соня Подосинкина? В возникновении этого персонажа виновен Бром (а вы, небось, думаете, когда же он появится в качестве соавтора? скоро уже, не волнуйтесь, просто пока до него черед не дошёл). Я сказала Брому, что пишу повесть про Ерёмина, а он ответил, что сколько можно про Ерёмина, написала бы лучше про Подосинкину, а то про нее никто не пишет. А вот это гнусный поклёп. Про Подосинкину я много писала. Она фигурирует одним из главных персонажей в повести Конкурс Мэйл.Ру и в рассказе Тамагочи. Но тут я подумала,что почему бы нет, ведь не один же Ерёмин будет на ферме хозяйство вести. Кто-то его должен всему научить. Пусть это будет Подосинкина, ладно. А чтобы у Ерёмина не было большого повода изменить Женьке Синицыной, Подосинкину я сделала совсем юной и вредной пигалицей. Нет, я, конечно, не против, если они будут вместе, но меня не так поймут - решат, что я о них знаю нечто, скрытое от других блоггеров, а это не так. Так что я обезопасила Подосинкину 15-ью годами разницы.

Что было дальше? А вот в следующий раз узнаете.

продолжение следует

Зимний единорог

Мемуар про "Подмастерье" (5)

Возвращаюсь к воспоминаниям о написании повести "Подмастерье". Кто подзабыл - ссылки на начало:: 1 часть, 2 часть, 3 часть и 4 часть.

Итак, мы закончили на том, что Ерёмин стал изменять блогам с реалом, а я купила нэтбук. Подосинкина оказалась не права - печатать на нэтбуке одно удовольствие. Разваливаешься на туристском матрасике в парке под старым тополем, подпихиваешь под голову надувную подушку, кладёшь мышку на первую попавшуюся взятую с собой книжку, которая в этот момент играет роль коврика, и начинаешь писать. Буквы летают - одно удовольствие.

Надо сказать, что в тот момент мы с Игорем Мараниным писали другую повесть - "Простите, что не по теме", сваяли две главы и застряли. Подробно об этом я, может быть, расскажу в мемуаре о "Простите, что не по теме", а сейчас стоит отметить, что сосредоточиться для написания этой вещи мне мешало отсутствие пробковой доски. В сериале "Кастл" рассказывается об одном эксцентричном писателе. Свои рукописи, черновики, планы он развешивает на бельевой верёвке, прицепляя к ней прищепками. А не менее эксцентричная мама этого писателя говорит ему, что у каждого настоящего писателя должна быть пробковая доска. О, как она была права! Доски у меня не было, и я не чувствовала в себе уверенности в том, что я настоящий писатель. Поэтому я сама застряла. И застряла Брома.

Пока киндыр делал мне пробковую доску, я решила начать новую вещь, попроще... какой-нибудь небольшой рассказ на тему... Да вот хоть на такую: не так много времени пройдет и настанут времена, когда первоклашки будут учиться не писать, а печатать на клавиатуре. Умение писать ручкой станет уникальным. Искусством каллиграфии будут владеть единицы. Что, если взять зашоренного, технологически зависимого, среднего человека будущего и выпустить его на волю? А потом привести к человеку, который научит его писать. Причем пусть он заставит его пройти весь процесс подготовки к этому - изготовление перьев, чернил, бумаги или пергамента. Пусть читатель видит этот процесс, но не догадывается, чему наш средний человек будет обучаться. А в последний момент окажется, что это овладение письмом. Идея, конечно, пустяковая, но для рассказика в 5-7 страниц вполне сойдет.

Как назвать главного героя? Тут вопрос не стоял. Это будет Ерёмин. Надо только сообщить ему, что о нем пишут рассказ, и на днях выложат, и тогда он от нас не сбежит. И я приступила к делу.

продолжение следует...
Гламурный единорог

Мемуар про "Подмастерье" (4)

Продолжаю знакомить читателей с историей создания повести "Подмастерье", посвящённой Сергею Алексеевичу Ерёмину. Эта повесть написана двумя авторами: Игорем Мараниным и мной. Пока что были опубликованы три части воспоминаний: первая, вторая и третья. А мне пора приступать к написанию четвёртой части мемуара. Назовём её... назовём её так - "Как Бром спас жизнь пятидесяти курицам".

Раньше я не понимала, как некоторые писатели (Хемингуэй, например) ухитряются писать сходу на пишмашинке, минуя стадию пера и бумаги. Всё время нужно что-то зачёркивать, поправлять, переставлять местами... Черновики мои всегда были испещрены множеством всевозможных значков, только мне и моей музе понятных. Когда я сама забывала, какая пометка что обозначает, муза мне это подсказывала. А поля для поправок частенько бывали шире рабочей области тетради. И они редко когда пустовали. Приплюсуйте сюда мой скверный почерк, и вы поймёте, что труд литератора - занятие сложное и неблагодарное: всё время нужно ковыряться в собственных неразборчивых записях, похожих на дремучий лес, заваленный буреломом. В этих записях сам чёрт ногу сломит. За время моей жизни много чертей переломало ног и потеряло копыт в моих блокнотах. Надеюсь, мне это зачтётся...

В последние годы, тем не менее, я компьютеризировалась и приспособилась печатать рассказы на клавиатуре. Это значительно облегчило мою жизнь. Ведь компьютер - не пишмашинка, исправляй, сколько влезет. И весь год я строчила тексты на нём. Исключение составило лето. Летом я пишу на природе. Даже если бы я была сильной и могла с собой таскать компьютер с монитором, клавиатурой, мышкой, модемом, динамиками и длинным хвостом проводов впридачу, этого хвоста всё равно не хватило бы для того, чтобы дотянуться до ближайшего источника электропитания. Поэтому я покупала на лето два-три десятка гелевых стержней, брала с собой парочку-тройку блокнотов, у меня их большой запас, жизни на три хватит, и уходила на весь день в парк. Короче, летом я писала старым доморощенным способом - ручкой на бумаге.

Прошлым летом я заметила первые тревожные признаки - я перестала разбирать, что я пишу, а муза на меня за что-то обиделась и перестала подсказывать. Переписывая с блокнота на компьютер, приходилось большие куски придумывать заново просто потому, что я не могла их прочитать. Я пожаловалась на это Подосинкиной и сказала, что хочу купить нэтбук, ибо разучилась писать ручкой. Но Подосинкина меня убедила этого не делать, ибо, сказала она, пальцы привыкают к одной раскладке клавиатуры, и после большой клавы начать печатать на маленькой - это замучиться ещё больше, чем писать ручкой.

Я думаю, ей просто было жаль моих денег. Мне тоже их было жаль. Дело в том, что с деньгами у меня вечно проблемы, а тут подфартило - брат попросил продать несколько сохранившихся у меня его картин знакомому меценату, и у меня появилась уникальная возможность сменить свой рацион питания с вековечных бич-пакетов на любимую мной куру. Куру я люблю во всех видах. В виде шавермы, в виде супа, в виде жареном со сметаной и с чесноком, но поскольку я блоггер, то готовить мне, как вы понимаете, некогда, поэтому мой дом облюбовали куры-гриль, продающиеся в магазине "Идея". Нет, я, конечно, не только куру лопала, я ещё некоторые дыры в бюджете залепила этими деньгами, но когда самые большие дыры залатала, стала безбожно вырученные деньги проедать. И когда их осталось всего десять тысяч, меня стала душить жаба. Мне стало жалко тратить последние тыщи на кур. Десять тысяч - это пятьдесят пернатых-гриль. Съешь, и ничего не останется. И разумеется, захотелось мне с новой силой купить нэтбук (ведь уже подоспело вновь лето и почерк мой за это время ухитрился испортиться ещё больше, теперь его вряд ли расшифровал бы даже Шерлок Холмс). Короче, всё говорило, что надо купить нэтбук, но жаба меня продолжала душить и говорила, что деньги надо отложить на самый чёрный день, когда не будет даже лапши, и как здорово будет тогда зайти в магазин "Идея" и купить как ни в чём не бывало куру-гриль.

Полная мучительных сомнений и размышлений, я обратилась за советом к Брому. И Бром сказал, что пусть пернатые живут и здравствуют, покупай нэтбук, будет полезная вещь в хозяйстве. Он меня крепко в этом убеждал и убедил.

Но тут возникла новая проблема - я ухожу летом на природу на весь день, а нэтбуки работают без подзарядки в среднем только три часа. Только втянешься в работу, а надо уже валить домой. Нехорошо. Я стала советоваться со знакомыми, и все стали давать всякие советы, почти все достаточно нелепые, даже предложили таскать с собой на тележке автомобильный аккумулятор, но тут киндыр выяснил, что появились нэтбуки нового поколения, работающие в два раза дольше старых, и участь пятидесяти приговорённых к съедению кур была решена. У меня появился нэтбук.

Как вы помните, наверное, именно в это же время знатный блоггер Сергей Алексеевич Ерёмин стал подолгу изменять блогам с реалом. Две направляющих моей жизни приготовились уже совсем было пересечься, не хватало самой малости... Но об этом в следующий раз.

Продолжение следует...
седой единорог

Мемуар про "Подмастерье" (3)

Если вы ещё не читали о предыстории создания повести "Подмастерье", то вам сюда, а затем сюда. А те, кто знаком с этими двумя постами, могут выяснить, что же происходило дальше... Нет, о том, что было дальше, я расскажу потом. А сейчас небольшой лирический экскурс в моё детство.

Читать я научилась довольно рано. То ли в 3, то ли в 4 года. И моя сестра, будучи на 15 лет меня старше, возгорелась педагогическим огнём - ей возжелалось научить меня не только читать, но и писать. Нет, речь покамест не шла о романах, повестях или даже скромных миниатюрах. Она просто хотела, чтобы я умела выводить буквы ручкой на бумаге. И она со всем пылом молодости активно занялась моим обучением. Но поскольку она не была учителем-профессионалом, а мои пальцы были слишком маленькими для того, чтобы удержать толстую авторучку (тогда ещё писали только ими), то я приспособилась зацеплять её тем способом, каким мне это тогда представлялось удобным - лишь бы не выскакивала из руки. Я не буду вам объяснять, как это было. Вам захочется попробовать подержать ручку точно таким же способом, но я не хочу, чтобы вы рисковали и вывихнули себе кисть. Поэтому просто заверяю, что держать ручку меня научили неправильно. В результате этого педагогического эксперимента почерк мой стал корявым и мало управляемым. Записанные мной буквы могла расшифровать только я сама. Меня, с моей скрытной натурой, это вполне устраивало. В отличие от моей мамы, которая обнаружила, что пишу я неправильно и наняла мне репетитора - пожилую опытную учительницу начальных классов. Репетитор должен был поставить правильно мою руку. Настойчивость учительницы в попытках добиться от меня каллиграфичности письма и моё упрямство столкнулись, как два барана на мосту. И надо сказать, молодость победила... В результате я сохранила свой самобытный почерк на весь школьный период, доводя учителей до белого каления, ибо как только я сомневалась в правильном ответе, я совершенно переставала контролировать разборчивость собственного письма, и расшифровать его никому не удавалось. Кроме меня, разумеется.

К чему я вам об этом рассказываю, вы узнаете немного погодя, ибо продолжение следует...
единорог

Мемуар про "Подмастерье" (2)

С началом этой память разъедающей истории вы можете ознакомиться здесь - Мемуар про "Подмастерье" (1), а я покамест продолжу выбрасывать в блог отходы творческой кухни...

Итак, знатный блоггер Сергей Алексеевич Ерёмин грозился-грозился стать вожаком перелётной стаи, а к началу лета в нём стали наблюдаться явные подготовки к длительному полёту - Ерёмин начал частенько и недвусмысленно изменять блогам с реалом, исчезая в нём безвылазно по нескольку дней. Появления его становились всё более эпизодическими, а паузы между ними - всё длиннее и длиннее. А что делала несчастная брошенная стая? Оставшиеся в блогах птицы, с неоперившимися (подрезанными, покалеченными, оплывшими жиром - нужное подчеркнуть) крыльями беспокойно меж собой переговаривались, отмечая редкостные появления вожака радостным и тревожным клёкотом и лазила в мымр во время его отсутствия, чтобы проверить административно-предательское "был на сайте N июня". Вот тогда-то во мне впервые и возникла мысль, что надо вцепиться в фалду хвост вожака стаи, и не просто, а покрепче вцепиться, а то останешься с горсткой перьев в кулаке... Короче, надо про Ерёмина что-нибудь такое интересное написать, тогда он волей-неволей насовсем не улетит...

В этот момент у нас с Бромом возникла длительная творческая мучительно-обдумывательная пауза в написании очередного рассказа. Настолько длительная, что за время, пока эта пауза тянулась, мы сумели сваять целую повесть. Речь как раз о "Подмастерье". Но как это происходило - об этом в следующий раз.

продолжение следует
боевой единорог

Мемуар про "Подмастерье"

Мемуары писать надо вовремя. Не дожидаясь старости. А то вот так дотянешь до склероза, а то и до маразма - и какие уж там воспоминания, когда от памяти останутся одни жалкие лохмотья? Старческий бред да и только. Короче, с памятью у меня уже сейчас проблемы - я в подробностях не помню ни как мы с Бромом"Хокку" писали, ни как "Рабеншлюхт", а ситуации анекдотичные при работе над этими вещами бывали. Да что там говорить, я не помню, как мы сдавали куру-гриль в камеру хранения Гатчинского замка! Как обсуждали убийство старухи Герты в электричке и в очереди в Кунсткамеру! Как телефонная станция почему-то переключила мой телефон на горячую линию какого-то производства и мы сидели и по очереди и через каждые полминуты отвечали: "Старший уполномоченный центрального РУВД на линии... Зоопарк... Салон красоты... Кондитерская..." Ничего не помню! Скоро я и про "Подмастерье" забуду. Так что пора писать мемуар. А то поздно будет.

Итак, с чего началось "Подмастерье"? "Подмастерье" началось со знатного блоггера Мэйл.Ру Сергея Алексеевича Ерёмина. Точнее, с его очередного обострения.

Каждую весну (и осень тоже, но у нас речь о весне) у блоггеров случаются обострения. Они у всех проявляются по-разному. Тролли, например, страдают фетишизмом вкупе с клептоманией: наворовав по комментам чужое белье, они измазывают его грязью и растаскивают по блогам. У религиозных сектантов своя форма весеннего обострения - они грозятся начать вешать на столбах всех инакомыслящих, как только, разумеется, они придут к власти, которая сидит и в нетерпении ждёт, когда же они за ней наконец явятся. Девушки по весне целыми толпами пужают народ обещаниями сыграть в Анну Каренину. А знатные блоггеры - они похожи на перелётных птиц. Их охватыет непреодолимая тяга к перемене мест. И тогда начинаются бесконечные разговоры о том, что хорошо там, где нас нету. А нету нас больше всего в реале... И, значиццо, пора нам сваливать в реал, оставив друзей в их виртуальном болоте дожидаться нашего возвращения.

продолжение следует...
единорог

Писательское лытдыбровое

Приятно получить положительный отзыв от незнакомого читателя. Особливо во Всемирный День Писателя, с которым мы с Бромом друг дружку сегодня поздравили. Короче, на Самиздате оставили такой комментарий по поводу "Конкурса Мэйл.Ру":

Благодарю за эту книгу, случайно наткнулась на нее в мобильной библиотеке faint.ru . Я вообще не любитель фантастики,это первая и единственная книга из этого жанра,которая зацепила и увлекла меня с первых строк. Очень динамично написана,невозможно оторваться. Прочла книгу за два вечера. С удовольствием ознакомлюсь с другими вашими работами.
gerb1

Сергей Ерёмин о "Кольце судьбы"

Рецку Сергея Ерёмина в силу её... э-э-э-эмпатичности по отношению к авторскому замыслу, решила запостить отдельно. Ибо вторая (ненаписанная) часть рассказа, действительно, то и делала, что напрашивалась, навязывалась, из кожи вон лезла, липла, как банный лист, путалась под ногами и требовала к себе внимания. Но мы, прирождённые воспитатели, на поводу у младенца не пошли, провели ему обрезание, гкхм, сюжета, а вы, собственно, что подумали? Стоит отметить, что хотя Сергей и зацепил подразумевающуюся остросюжетную концовку, но подошел к ней под совершенно противоположным углом. Поскольку я шла к с другой стороны, то в точке, которая называется "финита ля комедия" мы и встретились. Мне лично хотелось бы показать, как это убийственное дело раскрывалось доблестным следователем Анискиным, а Сергей... впрочем, лучше сами почитайте, что он придумал.

Ну какая ты судьба, Оксана...
Ты - писательница суточной милицейской и скоропомощевской сводки.
Бытоописательница большого города.
Кольцо, видите ли, замкнула. "Венок сюжетов" настрогала.
Э-эх... без тебя мрака море.

А как всё начиналось славно. Какая чудная первая глава:
язык, метафоры, меткие сравнения, детали из жизни. И такая промышленная мясорубка впоследствии. Вот оно тебе надо было?
Соцреализм каким должен быть? Жизнеутверждающим, светлым,
зовущим к жизни! А у тебя что? Капреализм? Унижающий человека, мол,
ты - букашка мельчайшая, тля на жерновах судьбы? В их мире - да!
У нас - никогда! Человек - это...

Это такая насекомая...

Лучше бы ты боевик написала. Срочно садись и перепиши всё это. Примерно так.

Collapse )
боевой единорог

Из школьных сочинений

Дневник писателя

Классег, фигли! (с) Silence

Дневник Алексея Клеверова, Малощинская Полина, 7-а, 344 лицей


Рассказ "Дневник Алексея Клеверова, ученика 6-б класса 206 средней школы города Ленинграда" понравился мне больше всего. Он рассказывает о чувствах, переживаниях и мыслях главного героя. В этом рассказе я увидела, как поступает в той или иной ситуации подросток, чей характер является не совсем обычным по сравнению с другими учениками его класса. У него иное, нежели у сверстников его времени, мышление и мировоззрение. К сожалению, этот рассказ не всегда позитивен и, может быть, в некоторых случаях непонятен, но из всех произведений он самый лучший.

О рассказе "Дневник", Щербакова Юлия

Этот рассказ о жизни мальчика. Его зовут Алеша, ему 12 лет. Мне понравился герой, судя по его рассказам, жизнь у него нелегкая. Алеша честный и далеко не глупый. Автор этого рассказа пытается нам показать как нелегка жизнь подростка. Проблемы, которые поднимаются в этом рассказе, актуальны на сегодняшний день, потому что речь идет об обычных человеческих ценностях, таких, как честность, угрызение совести и т.д. Мне жалко Алешу, ведь он обычный ребенок, а проблемы у него, как у взрослого, но он решил свои проблемы. У меня, по сравнению с ним, жизнь райская. А вот про его жизнь я бы так не сказала. Я советую прочитать этот рассказ моей подруге Лизе, потому что она убивается из-за каждой глупости, но я надеюсь, что, прочитав этот рассказ, она увидит, какие трудности бывают в жизни.

Collapse )