Tags: детектив

единорог в грозу

Детектив "Убийство в Рабеншлюхт" (9 пост - 2 ч. )









21


Иоганн никак не мог вспомнить, как называется головной убор отца Иеремии. Вылетело из памяти – и всё тут. Дядя тем временем отер лысину платком, бросил недовольный взгляд на падающее за деревню солнце и водрузил непоименованный убор на голову. Известие о том, что доктор возвращался к фрау Герте, да еще таким странным образом, заставило священника задуматься. Наконец, он тяжело вздохнул и двинулся по дорожке, но тут их настиг чей-то звонкий голос:

- Эй, парень!

От неожиданности Иоганн вздрогнул и обернулся. Звала одна из дочерей молочницы – та, что постарше. Девчонка пыталась перетащить большое деревянное корыто, из которого кормят свиней.

- Помоги мне, а?

- Сейчас, - ответил Иоганн.

Посмотрел на отца Иеремию – тот кивнул – и направился во двор. Корыто оказалось тяжелым. Вот ведь глупая девчонка! Нужно было сначала корыто перетащить, а потом уж в него похлебку наливать.

- А я тебя знаю! – заявила девчонка. – Тебя Иоганном зовут, и ты у нашего священника летом живешь.

- Помогай давай, - пробурчал сыщик. – Куда тащить-то? В сарай, что ли?

Collapse )

единорог

Детектив "Убийство в Рабеншлюхт" (9 пост - 1 ч. )





У Бромбензола: 1 часть; 2 часть; 3 часть; 4 часть; 5 часть; 6 часть; 7 часть; 8 часть
У Бродяги О.А.: 1 часть; 2 часть; 3 часть; 4 часть; 5 часть; 6 часть; 7 часть; 8 часть





*** ii ***


Отцы говорят нам:
Слушайте и запоминайте, а после расскажите своим детям, чтобы запомнили и они.

Дважды по сорок раз приходило лето в земли таги, а между ними был Год снежного быка, когда земля не проснулась, а женщины остались бесплодны. И сказал ведун Кхмару, что Ворона испытывает народ таги, и следует терпеть. Но люди стали убивать ворон, что раньше было [табу]. Изгнал их Кхмару, и ушли они за реку.

Collapse )

боевой единорог

Детектив "Убийство в Рабеншлюхт" (8 пост - 1 часть)





У Бродяги О.А.: 1 часть; 2 часть; 3 часть; 4 часть; 5 часть; 6 часть; 7 часть
У Бромбензола: 1 часть; 2 часть; 3 часть; 4 часть; 5 часть; 6 часть; 7 часть





17


Поднявшись по скрипучим ступеням на второй этаж – лестница со двора, чтобы не тревожить хозяйку – молодые люди попали в просторную, почти квадратную комнату. Никого из чужаков в комнате не оказалось, лишь остатки неубранной трапезы еще лежали на столе, да нехитрый скарб был растолкан под лежанки вдоль стен. Иоганн поискал глазами распятие, но вместо него увидел короткую сучковатую доску, на которой стояла глиняная статуэтка вороны. Ворона - крупная, даже толстая, вместо глаз маленькие черные пуговки - была аккуратно склеена из разбитых кусочков. Видно, кто-то уронил по нечаянности, но затем не поленился, собрал все до единого осколки и склеил игрушку заново. Только игрушку ли? На месте распятия?

Collapse )

боевой единорог

Детектив "Убийство в Рабеншлюхт" (8 пост - 2 часть)





1 часть; 2 часть; 3 часть; 4 часть; 5 часть; 6 часть; 7 часть


19


Если не считать отца мельничихи, который уже лет пять не поднимался с постели и никого не узнавал, фрау Герта была самой старой жительницей деревни. Восемьдесят человеку, а она ежедневно в саду копошится, и рассудок в полном здравии, и память такая, что отец Иеремия в пример забывчивым прихожанам ставит. Вот только глуховата да зрение совсем никудышное.

Иоганн с фрау Гертой был почти незнаком. Родился он в Леменграуене, куда maman уехала из Рабеншлюхт в восемнадцать лет, сразу после смерти бабушки. Иеремия собрал все деньги, какие только мог, да еще и занял в долг, лишь бы дать сестре хорошее образование. Матушка очень любила своего брата, старалась навещать почаще, а уж Иоганна, как подрос, так и вовсе пыталась отправить на целое лето. Впрочем, сам он предпочитал город и под всяческими предлогами увиливал. До сих пор это чаще всего удавалось.

До сего дня Иоганн был у старухи Герты лишь дважды, и оба раза с дядей. Мог бы и не ходить, но любопытство взяло верх. Дело было в одной истории, нечаянно подслушанной из разговора maman и мельничихи. Случилось это еще в прошлом году, когда отец Иеремия уехал по делам в город, а женщины засиделись далеко за полночь, вспоминая давние времена – в детстве они были подругами. Проснувшийся Иоганн выглянул в распахнутое окно и с удивлением обнаружил во дворе maman и Марту. Они сидели под деревом с кружками в руках и громко хихикали, а на расстеленном покрывале стоял графинчик с виноградным вином. Луна была в самом соку – полной, яркой, Иоганн задвинул штору и уже хотел отправиться спать, как женщины вдруг заговорили о старухе Герте.

В стародавние времена, когда Герта была молодой девчонкой – не старше Иоганна – она сбежала из родительского дома с настоящими разбойниками. Ее отец отличался нравом весьма крутым, и стерпеть такого позора не мог. Запряг коня, взял с собой охотничье ружье, ножи, топор и отправился в лес искать беглянку. Вернулся через несколько дней, мрачный и хмурый, а вместе с ним приехала и заплаканная девчонка. О том, что там произошло, так никто никогда и не узнал. Да только отец мельничихи – тогда еще вполне здоровый – утверждал, что видел Герту молящейся за упокой невинно убиенных душ.

Collapse )

белый единорог

Детектив "Убийство в Рабеншлюхт" (7 пост)





У Бромбензола: 1 часть; 2 часть; 3 часть; 4 часть; 5 часть; 6 часть
У Бродяги О.А.: 1 часть; 2 часть; 3 часть; 4 часть; 5 часть; 6 часть





13


- Это чужаки! – воскликнул Иоганн. – Всё сходится! Если это был не Франц, значит, чужаки! Они считали Феликса предателем. Они нарисовали на заборе ворону. А кто ещё мог отрубать воронам головы? Только они! И Феликсу тоже хотели отрубить, но до конца не успели, Себа пришел и помешал. Потому и два удара было алебардой, а не один, ведь они не знали, что топор не настоящий, не боевой, вот у них ничего и не вышло! – Иоганн нырнул к кроне поваленного дерева и отломил суковатую палку. Недоуменный взгляд священника не остановил его. – На всякий случай, - сказал он отцу Иеремии. – Вдруг пригодится.

Collapse )

Пегас

Детектив "Убийство в Рабеншлюхт" (оконч.6 части)





1 часть; 2 часть; 3 часть; 4 часть; 5 часть
12


Отец Иеремия стоял у ворот и, нахмурившись, рассматривал знак, на который указал племянник.

- Да, - вздохнув, сказал он, - это ворона.

Затем неожиданно тронул юношу за плечо и мягко произнёс:

- Пойдем-ка прогуляемся, мой мальчик. Тебе понравилось быть сыщиком, верно? Это тяжёлый труд, Иоганн, очень тяжёлый…

Дядя замолчал, подыскивая слова. Так и шли молча, Иоганн не торопил, знал, что в такие минуты перебивать священника не стоит.

- Я говорю сейчас не о сыске… Найти преступника сложно, но это сложность для ума. Во сто крат сложнее душе сыщика. Душа, она открыта для чужой боли, сострадает, мается. Ты по возрасту своему видишь в сыске лишь загадку, тайну, но у тебя чистая душа и она обязательно будет болеть. Выдержишь ли это? Не закроешься ли наглухо от чужих страданий? Не станешь ли чёрствым и немым? И та, и другая доля тяжела, но чёрствость отвращает нас от Бога. Чёрствая душа не только от страданий, но и от любви закрыта.

Отец Иеремия сделал паузу, посмотрел на племянника и продолжил.

- Посмотри на нашего жандарма, на господина Вальтера, - сказал священник. - Он справедливый человек, ни разу не слышал я от селян или купцов, что приезжают на ярмарку, жалоб. Но война и служба отвратили его от пути истинного христианина. Он чёрств, он служит только букве Закона, он видит только дела, а не людей, что приходят к нему со своими бедами и проблемами.

- А Себу пожалел, - вставил Иоганн. - Без наручников в смердяйку вел.

- Ну что у тебя за выражения, мальчик мой? – сокрушённо произнес отец Иеремия. – Разве можно употреблять такие слова? Неужели нельзя просто сказать – в кутузку? Или хотя бы «под замок»?

В ответ Иоганн лишь виновато пожал плечами. Впрочем, никакой вины он за собой вовсе не чувствовал, но слова дяди о чужой боли своё впечатление произвели. А ведь действительно, подумал юноша, есть в этом правда. Что для тебя просто шарада, ребус, крестословица – для иных горе и потеря близких.

- К убийству всегда приводит грех человеческий, - продолжал отец Иеремия. – Слышал я, как ты рассказывал о французском сыщике, что славится мастерством разгадки запутанных преступлений. Следы, улики, гипотезы, все верно…. Но чтобы понять нам, кто убил Феликса, этого мало. Сколь угодно можем мы строить гипотезы, но пока не поймем, какой грех привел к этому злодеянию, не узнаем и убийцы… Постой-ка… А куда это мы направляемся?

Вопрос застал Иоганна врасплох. Шли они действительно вовсе не туда, куда нужно. Не к деревне, а от нее – в сторону колодца Рэнгу.

- Что ж ты мне не сказал? – всплеснул руками отец Иеремия. – Нам же в деревню нужно, а не на болото!

Но что толку было теперь сокрушаться? До колодца оставалось уже недалеко, и Иоганн, воспользовавшись удобством момента и растерянностью дяди, потащил его по велосипедному следу. Взахлёб рассказывая о том, как обратил на него внимание и как решил проследить, куда он ведет, и что след доходит до самого колодца Рэнгу и если разговоры о привидениях правда, то не ездил ли Франц именно к привидению? Иначе, зачем ему было направляться именно туда?

- Постой, - остановил его дядя. – Так это следы Франца? Разве он купил себе велосипед?

- Ну да… - удивленно ответил Иоганн. Для него новость о велосипеде успела устареть, и юноша даже не сразу сообразил, что дядя может не знать об этой покупке.

- Новенький такой, с одинаковыми колёсами… - с завистью произнес юноша.

Он тут же принялся пересказывать историю о том, как Франц приехал на велосипеде на ярмарочную площадь, и как смеялась Лаура, когда узнала о смерти Феликса, и как ее утешали женщины, и как Франц увез её, посадив на раму и даже о странных словах, сказанных ими полушёпотом, вспомнил.

Отец Иеремия внимательно слушал племянника, и лицо его становилось все более хмурым.

- А Франц и Феликс? Между ними не было вражды? – наконец, спросил он и, остановившись, посмотрел на племянника. Иоганн остановился тоже, пытаясь вспомнить, видел ли когда-нибудь Франца и Феликса вместе, но как ни старался, ничего не припомнил. Пожал плечами, пнул еловую шишку, так что она улетела далеко в лес, и пошёл дальше.

Наконец, добрались до колодца Рэнгу, где след от велосипеда поворачивал назад. Остановились, отец Иеремия уселся на поваленное дерево и, устало вздохнув, вытащил из-за пазухи несколько листов бумаги. Сначала попросил племянника рассказать, где тот был во время убийства и не слышал ли чего, и кого встретил по дороге. Выслушал об убитых воронах, о найденной в лесу ленте – оказалось, что она так и лежит в кармане Иоганна. Затем сам принялся рассказывать о записке, которой выманили из кузницы Себастьяна. Показал её племяннику, заставил того переписать содержание на чистый лист, и они вместе стали искать, чем один почерк отличается от другого. Усвоив эту нехитрую науку, сверили написанное почерком доктора и учителя. Ни тот, ни другой почерк не были похожи на оригинал ни в малейшей степени.

- Нужно Франца заставить что-нибудь написать, - заявил Иоганн. – Смотрите, как всё складывается…

Юноша поднялся с поваленного ствола и принялся расхаживать перед священником.

- Франц подъезжает к кузнице на велосипеде, подкидывает записку и уезжает по дороге вот сюда к колодцу. Затем подкрадывается к кузнице со стороны леса, видит, что Себа ушел, а во дворе один Феликс. Перелазит через забор, незаметно подходит к Феликсу, берет алебарду и когда тот поворачивается, бьет его с размаху прямо по горлу. Вот так.

И, взмахнув воображаемой алебардой, Иоганн показал, как ударил беднягу Феликса злодей Франц.- А потом забирает кошелек, снова перелазит через забор, деньги оставляет себе, а кошелек выбрасывает. Ну? Как вам версия?

- Ты, мальчик мой, растерял кучу фактов, которые тебе не показались важными, - улыбнулся священник, - а те, которых у тебя не было, выдумал.

- Какие это я выдумал? – запальчиво произнёс Иоганн.

- Во-первых, с чего ты взял, что эту записку написал именно Франц? Пока у нас нет никаких оснований так думать. Во-вторых, записка Себастьяну была написана не сегодня, а вчера. В-третьих, ты забыл про своих ворон…

- Одну он вырезал, когда подбрасывал записку, а другую убил, когда сидел в засаде! – перебил дядю Иоганн. – А насчёт почерка, вот сами увидите!

- Погоди, не горячись… Ворону нарисовали, по всей видимости, чужаки. Они поклоняются этому странному культу. А как твоя гипотеза объясняет, что доктор перевернул бочку? А как она объясняет, откуда в кузнице появился Феликс и как об этом узнал Франц? А чем Франц намеревался убить Феликса, если бы там не оказалось алебарды?

- Доктор пьян был! Мало ли что пьяному в голову взбредет! А Франц с Феликсом могли договориться о встрече в кузне. А…

- Мальчик мой, ты забыл главное. То, что я тебе недавно сказал. К убийству всегда ведет грех человеческий. И алчность, любовь к деньгам вовсе не грех Франца. Если он и убил, то совсем по иной причине…. Смотри-ка, что это за люди там едут?

По дороге медленно ползла телега с возвращающимися из деревни чужаками.

Золотой единорог

детектив "Убийство в Рабеншлюхт" (6 пост)





1 часть; 2 часть; 3 часть; 4 часть; 5 часть





10


Шнурок был Иоганну знаком. Да и кому он не был знаком в деревне? Феликс любил бахвалиться своим кошельком и его содержимым. Совсем недавно он похвастался Иоганну новыми золотыми монетами, а еще парочкой талеров, вышедших из употребления, а главное – спотжетоном с головой Наполеона III. Сатирических монет этих немало было выпущено во времена Франко-Прусской войны, но с тех пор они стали большой редкостью. Монету Феликс выменял у бродяги Альфонса на хороший обед, а как она попала к бродяге, ведал только он сам. Наверное, жетон был ему дорог, раз Альфонс пытался как-то выкупить его. Да только Феликс ни за что не хотел отдавать монету обратно.

Collapse )

единорог в грозу

Детектив "Убийство в Рабеншлюхт" (4 пост)




У Бродяги О.А.: 1 часть; 2 часть; 3 часть

У Бромбензола: 1 часть; 2 часть; 3 часть





6


От Базарной площади до церкви пять минут быстрым шагом. По тропинке между древни-ми-предревними тисовыми деревьями, с самого высокого из которых в ясную солнечную погоду видно соседнюю деревню Аасвальде. Эх, спилить бы его да посчитать годовые кольца! Говорят, что здешние тисы остались ещё со времён нашествия римлян. А, может, даже и раньше. Страшно подумать – некоторые из этих великанов посажены до рождения самого Христа! На холмах они давно уступили место лиственным деревьям, древесина из тиса очень ценится в городе. Но несколько деревьев, среди которых была построена церковь, местные жители не тронули. Сначала Иоганн подумал, что это из-за храма, но в один из вечеров дядя разворчался на человеческие суеверия, и юноша понял, что тисы были почитаемы задолго до того, как построили церковь. Вот только за что, никто из нынешних жителей Рабеншлюхт внятно объяснить не мог. Пастух говорил, что на той стороне реки, за лугами, есть целая тисовая роща, но Иоганн ни разу так далеко ещё не заходил.

Collapse )

единорог

Детектив "Убийство в Рабеншлюхт" (3 пост)




У Бромбензола: 1 часть; 2 часть

У Бродяги О.А.: 1 часть; 2 часть




3


Проскочить вслед за дядей Иоганну не удалось. Господин Вальтер посмотрел так, что юноша, не споря, отступил назад. Жандарм умел так смотреть. Не смотрел, а опускал взгляд, словно тяжелый кузнечный молот. Говорили, что на войне он был ранен, отчего на плече остался длинный прямой рубец. Рубец действительно был. Иоганн видел его однажды, когда купался в реке с мальчишками, а мимо, загребая длинными сильными руками, проплыл против течения господин Вальтер. Багровая полоса, взбухшая, словно узкий клин перекопанной земли. Неприятное зрелище.

Collapse )

боевой единорог

Детектив "Убийство в Рабеншлюхт" (2 пост)





К началу у Бродяги О.А.

К началу у Бромбензола





IV


Вместо одной из ножек под маленький диван в углу комнаты было подложено несколько толстых томов Роберта Льиса Стивенсона. Отпив из бутылки, Нонна устроилась на диване и тут же уснула. В потерявшей цвет тельняшке, со злым выражением, так и не стертым с лица, она больше походила на дочь Джона Сильвера, чем на писателя. А если она не захочет ему помогать? Эта мысль, словно черная метка, настолько поразила воображение Индюкова, что дешёвая пластмассовая ручка хрустнула между пухлых пальцев и надломилась. Поэт беспокойно оглянулся на Нонну. Вот это влип! Ещё четверть часа назад он мог плюнуть на все с этой… как её… высокой телебашни и покинуть сию коммунальную юдоль нищеты и скорби с гордо поднятой головой. Но ведь он отдал деньги! И ответственная юдолесъемщица Гусева вряд ли их отдаст. Что же делать?

Collapse )