unico_unicornio (unico_unicornio) wrote,
unico_unicornio
unico_unicornio

Простите, что не по теме (7-8)

</div>


1-2 части, 3-4 части, 5-6 части



1 мая 2010 г.
Автор: Mary Bloody
Тема: Мама в больнице


Простите, что не по теме. Мама в больнице, в реанимации. Я знаю, что она никого не убивала, но всё равно мне больше всего на свете сейчас хочется вылезти на крышу и волком завыть на луну. А потом броситься на землю вниз головой. Жизнь – такая поганая штука. А вы все двуличные и лживые! Делаете вид, что не верите лжи, а сами по углам только о том и шепчетесь! Я не хочу вырастать и становиться такой же, как вы! Лучше умереть молодой! Вы, млин, только притворяетесь, что вы хорошие и добрые. А стоит вас чуть-чуть встряхнуть, и всё гнилое, что у вас внутри, вылезает наружу. Любые гадости друг про дружку наговорить готовы. И всякой мерзости поверите. Я бы хотела ошибиться, но знаю, что не ошибусь. Я вам не верю. Если вы и вправду нормальные люди, придумайте способ, как убить этого урода. Или хотя бы яйца ему отрезать. И пальцы заодно – чтобы больше не писал людям всякие гадости!




Оракул Леонардо:
Блуди, детка, поосторожнее в выражениях. Есть такая милая статейка уголовного кодекса под номером 33. За подстрекательство к убийству и в тюрьму загреметь недолго. Аргх!

Пьяная Немезида:
Машка! Этот урод – просто вошь! Мелкий, ничтожный, а кусается, сосёт кровь и заразу разносит. Относись к нему, как ко вши, не бери в голову. А про людей - зря ты так...

Оракул Леонардо:
Да, вошь в голове – это неприятно. А ты, Немезида, по собственному опыту это знаешь или из книжек? вшшшшшш....

Оанис:
И вправду – вошь. Карбофосом бы этого гада!

Бедная Лиза:
Машенька, солнышко! Как тебе, бедненькой, плохо сейчас! Но ты не думай о всяких глупостях. Это пройдет! Вот увидишь – скоро всё станет хорошо.

Mary Bloody:
(*в сторону*) Хоть бы кто про мать спросил!

Оракул Леонардо:
Ты совершенно права, детка. Никому до нее нет дела. Лживые лицемеры! У-у-у-у…

Виталий Иванович:

Маша, я как раз собирался спросить, только не успел. Кто сейчас с мамой? Она одна? Я не спрашиваю, как себя чувствует – раз в реанимации, понятно, что плохо, но что говорят врачи?

Mary Bloody:
У неё сейчас Архивариус. Единственный нормальный из вас. Понадобилась помощь, так сразу пришёл. И просить не пришлось. А вы только языками помогать умеете.

Пьяная Немезида:
Это не так, Маша. Мы уже обсуждали между собой, как можем помочь твоей маме. Кроме Виталия Ивановича и Оаниса, в нашей компании все москвичи. Предлагаю организовать дежурство. Час-два в день каждый мог бы находиться в больнице у Шам. Ей нужна наша поддержка.

Оракул Леонардо:

(*тянет вверх обе руки*) Я первый! Тяв!

Оанис:
Иди на хуй! Маш, мне до Москвы добираться три с половиной часа, каждый день я не могу дежурить, но если выберусь, то смогу пробыть у Шам целые сутки.

Виталий Иванович:
Простите меня!

Бедная Лиза:
Виталичек Иванович! Ну кто же с Вас спросит? Вы ведь в Саратове живёте. Мы справимся сами, не волнуйтесь. Шам поправится.

Mary Bloody:
Я этого не знаю. Зато тут всем всё известно. Это и есть двуличие!

Оанис:
Ты так и не сказала, что врачи говорят.

Mary Bloody:
(*вскипает*) Что говорят-что говорят! Откуда мне знать?! Их вообще никого нет! Один только в приёмном покое – вдрызг пьяный…

Пьяная Немезида:
Праздники же.

Бедная Лиза:
Ой, да! Как неудачно!

Оракул Леонардо:
Конечно! Гораздо лучше загреметь в больницу в серые будни! Мурррр...

Виталий Иванович:
Лео, остановись!

Mary Bloody:
Ты, вошь лобковая! Я убью тебя! Дай только найти! Архивариус сказал, что вычислит тебя и ты так легко не отделаешься!

Оракул Леонардо:
Призываю вас всех в свидетели, сообщники. Блуди-муди угрожает жизни и здоровью добропорядочного гражданина в общественном месте. И какую, скажите на милость, я нарушил статью закона? Я ведь не убивал невинного младенца в отличие от некоторых... бе-бе-бе…

Mary Bloody:
Мама никого не убивала!

Оракул Леонардо:
А я что – спорю? Может, и не убивала. Вы все посещали мертвяцкий сайт, все там наслушались гадостей друг про друга, га-га-га, и что самое интересное – вы все им поверили! Мне тоже там рассказали историю – почему же вдруг все носы отвернули? Я хуже других? А чем? Тем, что я шут? А разве быть шутом зазорней, чем подобострастным прихлебалой или болтливой дурой? Заметьте, в отличие от вас, я ни в кого пальцем не тычу – сами догадаетесь, о ком я! Ха-ха-ха!

Mary Bloody:
(*сплёвывает*) Урод!

Оракул Леонардо:
Зачем же так сразу, Блудилочка? Я тебя только порадовать хотел! Мяу!

Mary Bloody:
В гробу я твою радость видела… И бродячие собаки срали на неё!

Оракул Леонардо:
Ай, как некрасиво юная леди выражается. Ох-ох-ох! А я только-только собирался публично принести свои глубочайшие извинения и признать, что Шам никого не убивала… Наврали на сайте. Лохотрон там. И я предупреждал… Я-то лично знаю, как дело обстояло. Так что ордер на арест кровожадной мамаши можете не выписывать. (*достаёт свой ножик*) Вжик-вжик! Шам чиста как младенец, которого она, нет, не убила, но продала чужим людям.

Пьяная Немезида:
Ещё не легче… Господи, как этого мудака земля-то носит?! Я бы на её месте под ним провалилась.

Оракул Леонардо:
Сначала спроси: хочу ли я тебя иметь под собой? Я люблю крепких баб, сочных. Которые не проваливаются, когда их ебаешь.

Оракул Леонардо:
Чего опять все замолчали? Бойкот? (*обиженно*) Вжик-вжик! Я им такую новость замечательную рассказал, все обвинения с Шам в убийстве снял, а они не обрадовались… Хоть бы спросили, куда ребёночка продали, кому… Права Блудя, здесь все бездушные лицемеры. Никому ни до кого дела нет. Вжик-вжик! Вжик-вжик!!! (*многозначительная пауза*) Вжиииииик! А ведь ребёночек этот, быть может, гораздо ближе, чем вы думаете, господа… да-да-да! Оглянитесь вокруг, что же вы такие лохи неотёсанные – трояна не замечаете?

Бедная Лиза:
О чём это он? Он что, нам вирус в сообщество подкинул?

Оракул Леонардо:
(*испацтала*) Игого! Ой, не могу… Я щас от смеха лопну! Ду-ду-ду…

Пьяная Немезида:
Молчи, не реагируй.

Mary Bloody:
Я сама сейчас в больницу загремлю. Заткните эту мерзость!

Виталий Иванович:
Ох, как тяжело… Я не могу...

Оанис:
Предлагаю всем прямо сейчас покинуть сообщество и не заходить в него до возвращения Шам! Свяжемся друг с другом в личке и договоримся о дежурстве.

Пьяная Немезида:
Оанис, ты гений. Отключаюсь.

Виталий Иванович:
Я тоже отключаюсь. Маша, береги маму!

Бедная Лиза:
Машенька, поцелуй её за нас всех.

Оракул Леонардо:
Виртуальная групповуха.

Mary Bloody:
Бляяяяя. Достал. Отключаюсь. Пишите в личку.




10 мая 2010 г.
Автор: Виталий Иванович
Тема: Явка с повинной


Уважаемые сообщники! Я знаю, что до выписки Шаммурамат вы сговорились сюда не заходить. И это правильно. Она выйдет, забанит Леонардо, и вы опять будете жить так же хорошо, как и прежде. Хотя вру, конечно – как прежде, уже не получится. Неважно когда вы это прочитаете, сегодня, через неделю или через месяц – для меня всё равно будет слишком поздно.

Мне очень тяжело сейчас. Если бы то, что этот пост не по теме – был самой моей большой виной, я чувствовал бы себя самым счастливым человеком на свете. Но увы, это не так. Вина моя перед вами безмерна. Перед всеми, но особенно перед Шаммурамат и Mary Bloody.

Я должен признаться вам, что я не тот, за кого себя выдал. Да, меня зовут Виталий, но я не старик. Мне всего двадцать лет. И я не пенсионер, а программист. И живу, как большинство из вас, в Москве. Те аудиокниги, что послала мне Немезида в Саратов по несуществующему адресу, рано или поздно вернутся обратно. Я обязан был сказать вам всё это гораздо раньше, ведь безобразие Леонардо зашло слишком далеко, но я страшно запутался и надеялся, что удастся тихо выкарабкаться из этой ситуации. Однако я ошибался. Я считал, что знаю планы Леонардо, но он меня обманул.

Думаю, он давно всё спланировал, а я об этом даже и не догадывался. Сейчас расскажу вам всё по порядку. Простите, если вам это покажется долгим и скучным. Для меня это важно. Считайте, это что-то вроде прощальной исповеди.

Когда я учился в школе, то до десятого класса был круглым отличником. А потом мне словно крышу снесло. Надоело, что все воспитывают. Я начал дружить с дворовой шпаной, перестал слушать родителей, дважды убегал из дома, и не помню уж сколько раз попадал в милицию. Травку курил, подворовывал у отца деньги. В общем, сейчас-то я понимаю, что вёл себя непорядочно, но тогда никого не слушал. Один раз влип в серьёзную историю и, когда отец вытянул из нее, образумился. Поступил в институт, стал опять нормально учиться. По вечерам работал. Жил, правда, не дома – снимал жильё, считал, что это по-взрослому. И всё бы шло хорошо, но однажды я познакомился с Леонардо. В самом деле его зовут Андрей Ферапонтов, во всяком случае, так в его документах написано. Но я буду называть его Лео, вам так привычнее.

Лео совсем не молод, ему наверняка уже все сорок. Но несмотря на разницу в возрасте, он был мне очень симпатичен. Он умел представиться остроумным и оригинальным. Картины рисовал – это мне казалось романтичным. Ещё он никого не боялся, всегда был спокоен и насмешлив. И мне льстило, что он разговаривает со мной, мальчишкой, как с равным. Он мне тогда очень понравился – когда Лео хочет, он это умеет. Он учил меня не очень хорошим вещам, но мне они казались взрослыми и я подражал ему во всём. Мы пьянствовали, ходили по шлюхам, я спускал отцовские деньги, играя в карты и на автоматах.

Я-то думал, мы случайно познакомились, а теперь понимаю, что он тогда уже спланировал свою месть. И я был важным звеном этой мести.

Однажды он привёл меня в одну компанию, скверное это было место – полагаю, что это он тоже заранее спланировал. Я выпил в тот раз крепче, чем обычно, и в пух и прах проигрался. Лео говорил, что одолжит мне, если что. Но когда дошло до дела, сказал, что деньги потерял. А ребята оказались крутые. Отсрочки долга терпеть не хотели. И сказали, что у них для меня есть дело. Я должен был раскопать одну могилу и кое-что там взять припрятанное. Я тогда сразу протрезвел, но деваться мне было некуда. До вечера ещё пытался добыть денег, но отец отказался дать, он думал, я опять проиграю, а старые мои друзья мне тоже давно не доверяли. Я не знал, что делать. Я вовсе не собирался копать эту могилу. Но Лео убедил меня, что другого выхода нет. И обещал помочь. Ночью мы отправились на кладбище. Я копал землю, а Лео стоял на стрёме. И вдруг раздалась сирена, и я увидел, что в нашу сторону кто-то бежит. Лео бросился к кладбища, я швырнул лопату подальше в сторону – и за ним. Перемахнули ограду. Тут я усугубил своё и без того невеселое положение – спасаясь от преследователей, мы угнали машину. Потом-то мы её бросили на видном месте, а Лео тщательно отёр с неё отпечатки пальцев. Но мои-то отпечатки остались на лопате. Приводы у меня до этого были и меня быстро вычислили. Хорошо, что я дома не жил – отец с матерью умерли бы со стыда, если бы знали, в чём меня обвиняют.
И тут Лео меня выручил. Он создал мне алиби. Сказал ментам, что занимался со мной той ночью любовью. Хотя никаких таких отношений у нас не было - я вообще не гей. Лопата валялась в стороне и доказать, что именно я копал ночью ту могилу, следователь не сумел. Мы держались своей версии, и меня отпустили.

Тут бы мне за ум и взяться. Сколько можно на одни и те же грабли наступать? Мне захотелось жить нормальной жизнью. Мне этого очень хотелось.

Но Лео не позволил. Он сказал, что создал мне алиби, когда я был виноват, а он когда-то был не виноват и одна женщина это знала, но алиби его не подтвердила. И он загремел за чужую вину на десять лет в тюрьму. Он желал этой женщине отомстить.

Лео знал, что я программист. Он сказал, ему требуется, чтобы я создал спиритический сайт. Там не будет ничего противозаконного. Это нужно не ради денег, а для мести. Всего-то поссорить десяток друзей той женщины. Но ничего конкретно он не объяснил.

Потом Лео велел мне вступить в ваше сообщество и прикинуться немощным стариком. Сначала он пытался сыграть на моем самолюбии – в школе я на всех литературных олимпиадах занимал первые места, любил писать пародии. Он сказал, что мне слабо будет изобразить старика. Но я не хотел ему подыгрывать – мне казалось уже тогда это гнусным. Тогда Лео пригрозил рассказать всё отцу и матери – про раскапывание могилы, украденную машину и ложное алиби… И я оказался слишком слаб, чтобы ему сопротивляться.

Дальше вы всё знаете. Я вошёл к вам в доверие и при первом удобном случае кинул ссылку на свой сайт. Я никак не думал, что все сразу же на него рванут. Откуда духи «знали» о вас всякие подробности? Лживые он выдумал, а правдивые… помните, вы говорили, что у вас были глюки… в тот день я ломал ваши ящики и впускал в них Лео. Ну простите, я знаю, что это очень плохо, но он просто вцепился мне в глотку, и я ничего не мог с этим поделать.

Я чувствовал, что всё больше и больше тону в этой гнусной и подлой мести. Вы даже не представляете, как мне было плохо, когда Шаммурамат попала в больницу. Ведь в этом я был виноват – я позволил себе стать инструментом, руками Лео.

Но самое страшное даже не это. Когда он в прошлый раз заикнулся про выжившего ребенка, я понял, что он намекает на меня. Я пошел к родителям домой. И поговорил с отцом. По душам. И узнал, что я не родной его сын. И даже не приёмный. Меня купили. Мама родила мёртвого ребенка, а врач предложил отцу не говорить ей об этом, он обещал за деньги достать младенца-отказника. И достал. Это был я. А мама до сих пор ничего не знает.

Ещё отец сказал, что Лео приходил к нему много раз и вымогал деньги за молчание. Ведь отец волей-неволей оказался соучастником преступления. Я догадываюсь, какое ко всей этой истории имеет отношение Лео. Ведь он же намекал, что был «женихом» Шаммурамат. Получается, что она – моя настоящая мать, а Лео – мой отец. Не знаю, что между ними в самом деле произошло, и как так оказалось, что меня продали, но я уверен, что это состряпал Лео за спиной Шаммурамат, ведь она даже не знала, жив я или нет.

Ну вот теперь, пожалуй, и всё. Я надеялся, что выскажусь – и станет легче, но увы. Мне нет прощения, я знаю. И я сам себя не могу простить. Но я не меньше вашего хочу засадить Лео за решетку. И я придумал, как это сделать. Может, я хоть так искуплю свою вину.

Нельзя посадить человека просто за то, что он гнусный тип. Но за доведение до самоубийства можно. И потому совершенно официально прошу винить в моей смерти Андрея Владленовича Ферапонтова, известного в этом сообществе как оракул Леонардо. Моему второму отцу за давностью лет, надеюсь, ничего не будет.

Прошу у вас у всех прощения за то, что произошло. Я мог здесь найти самых близких людей. Мать, сестру. А вместо этого я чуть не уничтожил их. Прощайте.

ЗЫ. Маш, а ты будь! Всё обойдется, только не глупи, как это делал я.




Архивариус:
Виталий, это ты не глупи! Мне нужно срочно с тобой поговорить! Это очень, очень важно! Для тебя и для Шам!

Архивариус:
Виталий, ты здесь?!! Откликнись!

Бедная Лиза:
Я ничего не понимаю *плачет* Это что, всё правда?

Оанис:
Сомневаюсь. Может, это Лео его ящик взломал?

Архивариус:
И оговаривает себя? Глупости. Виталий, мой телефон ххх-хх-хх, позвони мне срочно!!

Пьяная Немезида:
В Саратове нет адреса, который он называл. Я по электронной карте города посмотрела. Дура! Не догадалась раньше… Делать что-то надо!

Архивариус:
Уже делаю. IP есть компьютера, с которого он в сеть выходил, скоро мне адрес скажут.

Оракул Леонардо:
Откуда такие связи, Архивариус? Адрес по ай пи да так сразу. Чего вы все всполошились? Очередная брехня старика. Мяяяя...

Архивариус:
Заткнись, Лео. И учти, ты – следующий. Тебя тоже вычислим.

Бедная Лиза:

Неужели, правда? Скажите же кто-нибудь! Надо шум поднимать, искать надо, он же убить себя может!

Оракул Леонардо:
Апстену

Пьяная Немезида:
Лиза, Архивариус уже всё делает. Быстрее него никто Виталия не найдет. Но ты права, нас тут сотни людей читают, хоть и пишет активно только десяток. Если кто-то чем-то может помочь, пишите мне или Архивариусу в личку.

Оракул Леонардо:

Это почему же быстрее его никто не найдет? Архивариус – Бэтмен?

Пьяная Немезида:

Думаю, Лео, ты уже догадываешься почему. Так что – бойся. Но если в тебе хоть капля совести осталась, скажи адрес Виталия. Ты же знаешь!

Бедная Лиза:
Леонардо, умоляю, скажи адрес! Человек руки на себя наложить может! Лео, не скотина же ты совсем бесчувственная.

Оракул Леонардо:
Бе-е-е! Платить за инфу как будешь, натурой? Фотку – вперед!

Пьяная Немезида:

Маша, возьми у мамы пароль от сообщества, забань его, читать больше не могу.

Архивариус:
Маша в больнице у матери. Всё! Есть адрес! Химки. Выезжаю.

Пьяная Немезида:
Только бы Шам сейчас не узнала… Ей и так плохо. Надо как-то с Машкой связаться. Оанис у тебя её телефон есть? Кинь в личку.

Оанис:
Немезида, я сейчас сам позвоню.

Бедная Лиза:
Что-то сердечко защемило…Переживаю. Архивариус, ты сообщи сразу, ладно?

Оанис:

Лиза, не волнуйся ты так, пожалуйста. Капли какие-нибудь есть? Немезида, не могу дозвониться, мобильник отключён.

Бедная Лиза:
Нет-нет, не беспокойся. У меня бывает, пройдет. Господи, хоть бы всё хорошо закончилось!

Оракул Леонардо:
Ну вот, сердечница. Не, мне больных в постель не нужно. Гав!

Пьяная Немезида:

Какая мразь…. Какая мразь…

Оракул Леонардо:

Пошутить нельзя… Да не знаю я никакого адреса! Я вообще этого Витька не знаю, всё, что он написал – брехня полная. Да-да-да!

Оракул Леонардо:
Значит, Архивариус из этих… Ну, дает дедуля. Только Лео как колобок, и от бабушки уйдёт, и от дедушки уйдёт. Ку-ка-ре-ку!

Оракул Леонардо:

И снова тишина… Тревож-ж-ж-жная тишина!




окончание

© Copyright: Маранин Аболина, 2010
Свидетельство о публикации №21009130597
Tags: повесть, творчество
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments