March 31st, 2013

Гламурный единорог

Дом Голлидея



Доходный дом Голлидея (Грибоедова наб.к., 97 / Львиный пер., 2 / Декабристов ул., 26)
Архитектор: Шауб В. И.
Годы постройки: 1880-1881


В начале 19 века, во времена Пушкина, это место считалось не самым престижным районом. Поблизости находились злачные трущобы Вяземской лавры и Сенная, с другой стороны - на Подьяческих селились студенты, прачки, проститутки.

А здесь находился построенный в конце 1790-х корнетом Конногвардейского полка Прохоровым дом.
В начале 1800-х здание было продано Ж. Сеппи, содержателю «Hotel du Nord», то есть Северного отеля.

«Санкт-Петербургские ведомости» (№ 71, 1802) писали: «Жульен Сеппи, содержатель отеля, называемого Северным в большой Офицерской улице под № 210, имеет честь известить господ путешественников и проезжающих, что у него можно найти чистые и хорошо меблированные комнаты, хороший стол, наемные кареты и служителей, кои говорят на разных языках в Европе употребляемых».

Следующим владельцем дома стал выходец из Нарвы купец первой гильдии Георг Голлидей, сдавший его в 1817 г. в аренду дирекции императорских театров для размещения актеров труппы Большого Каменного (Мариинского) театра. Под самой крышей жили крепостные певчие, купленные театральной дирекцией обер-егермейстера Нарышкина, из-за долгов вынужденного распродать свой крепостной театр. Театральных служащих и актеров разместили в меблированные комнаты на втором этаже дома. На первом этаже располагалась типография, печатавшая пьесы и афиши. Во флигеле, выходившем на Екатерининский канал, был устроен репетиционный зал.

Благодаря удобному местоположению Северный отель, превратившийся со временем в популярный трактир, прожил долгую жизнь. Актер П. А. Каратыгин в своих «Записках» отмечает, что он сделался «любимым сходбищем комиссариатских чиновников и некоторых актеров». Он же добавляет: «Для холостых актеров, не державших своей кухни, подобное заведение было очень сподручно и удобно, но для женатых, любивших иногда кутнуть или пощелкаться на биллиарде, этот Отель-дю-Норд был яблоком раздора с их дражайшими половинами, которые сильно роптали на это неприятное соседство, отвлекающее мужей их от домашнего очага».

Театр находился неподалёку от дома, где жили актёры, и администрация сильно экономила на транспортных расходах для служащих театра, кроме того, могла их вызвать в любой момент.

Арендная плата, запрошенная Голлидеем была невелика, но дирекция и её выплачивала весьма нерегулярно, так что она внесла посильный вклад в разорение купца. Через десять лет Голлидей был признан несостоятельным должником и дом был выставлен на публичные торги.

«Новому владельцу жилого здания, коллежскому асессору А.М. Вольфу, предъявили условия о приведении запущенного строения „в то положение, чтобы в оном с удобностию можно было бы жить“.

В 1880-х здание было серьёзно реконструировано.



Информация с сайтов Citywalls и Gdeetotdom
Единорог под душем

Родина (Чужой среди своих)

8 лет плена в Ираке, пытки, голод, темнота, одиночество, страх, чужая речь, инородный менталитет. Человек не может не измениться под воздействием всех этих обстоятельств. Но КАК он изменится? Останется верным своей стране или превратится в предателя? А если всё не так просто и выбор гораздо сложнее, потому что, как ни поступи, всё равно предашь Родину? Этот выбор стоит перед возвратившимся домой сержантом морской пехоты Николасом Броуди (Дэмиан Льюис).

А понять, что же с ним на самом деле произошло, предстоит специалисту по Ближнему Востоку, агенту ЦРУ Кэрри Мэтисон (Клэр Дэйнс). Ситуация осложняется тем, что Кэрри больна биполярным аффективным расстройством личности (по-русски читай, маниакально-депрессивным психозом), она его тщательно скрывает от начальства, но болезнь, вне всякого сомнения, влияет на ход её мыслей и поступков, а значит, никогда нельзя быть уверенным в хладнокровной оценке суждений одержимой шпионской страстью Кэрри.

В целом это интрига первого сезона, к концу которого расклад, ху из ху, уже ясен. Интрига, надо сказать, захватывающая, смотреть безумно интересно. Казалось бы, когда карты раскрыты, как можно дальше увлечь зрителя? Однако, второй сезон не меньше держит в напряжении, чем первый. И дело не только в сюжете, но и в серьёзности поднятых сценаристами проблем. Вообще надо отметить, что сценарий удался на славу. Но не только сценарий – весь сериал сделан на уровне лучших психологических триллеров Showtime. Не случайно, он получил премию «Эмми» в 6 номинациях и «Золотой глобус» в двух номинациях, в том числе за лучший драматический сериал.

Дэмиан Льюис прежде мне был знаком по сериалу «Жизнь как приговор», где у него также была главная роль, но там он не впечатлил харизмой и игрой. Здесь совершенно иное дело, роль Броуди сложна, многогранна, герой – человек неоднозначный, сложный, много переживший, постоянно попадающий в ситуации, когда его личность раскрывается с разных сторон. И он определённо вызывает симпатию.

Но ещё более сложная роль у героини Клэр Дэйнс, ведь её Кэрри больна тяжёлым психическим недугом, но при этом она очень умный и целеустремлённый человек с железными убеждениями, и опять же при этом ранимая женщина, которая то и дело напоминает птицу с подбитым крылом. Сперва она раздражает, затем вызывает жалость, а после – восхищение. И «Эмми», и «Золотой Глобус» присудили ей награду за лучшую женскую роль.

Финал второго сезона вдруг опять повернул от экшна к загадке, тайне. И что будет в третьем – можно только догадываться. А ждать – целых полгода!

По итогам просмотра первых двух сезонов: не сериал – подарок для души. Очень рекомендую к просмотру.

10 из 11

(c) Оксана Аболина




США, 2011-
Сценарий: Алекс Ганса и др.
Режиссёр: Майкл Куэста и др.
В главных ролях: Дэмиэн Льюис, Клэр Дэйнс, Мэнди Пэтинкин, Морена Баккарин
Жанр: драма, криминал, детектив



Родина

Родина

Родина

Родина

Родина
Зимний единорог

Небезопасный эксперимент

Фридрих СертюрнерЭто Фридрих Вильгельм Сертюрнер - человек, который не будучи учёным, в 20 лет совершил открытие, и это открытие стало для одних благом, а для других проклятием. Сертюрнер в 1804 году, будучи учеником аптекаря, сумел разложить опий и выделил из него морфий в виде порошка.

Его отец, инженер, много лет занимался алхимией и пытался (безуспешно, разумеется) найти философский камень. Он имел свою лабораторию, где и проводил бесконечные опыты, обучая этому и своего маленького сына. Отец хотел, чтобы сын вырос великим учёным и сумел совершить то, что не успел он сам. Однако, он рано умер, и мальчику пришлось не наукой заниматься, а помогать аптекарю. Правда, экспериментировать с препаратами он мог, сколько душе заблагорассудится. И затем он открыл морфий.

Сертюрнер ловил на улице собак и проводил на них эксперименты. Потом стал ставить опыты на себе и своих друзьях. В конечном итоге он создал новое обезболивающее, но и сам подсел на него, и многие из принимавших участие в экспериментах врачи, тоже стали страдать пристрастием к морфию.

В Германии, откуда Сертюрнер родом, его именем названы улицы в некоторых городах: Бонне, Хамельне, Айнбеке и Мюнстере.

На основе материалов "Драматической медицины" Глязера и Википедии.